=У Ч Е Б Н Ы Й  П О Р Т А Л=




ИСТОРИЯ СОЦИОЛОГИИ
ОБЩАЯ СОЦИОЛОГИЯ
 
Каталог статей

  

Форма входа

Меню сайта

авторы
НИКОЛАЕВ В.Г.
Николаев В.Г. кандидат социологических наук, доцент кафедры общей социологии ГУ-ВШЭ
ИКОННИКОВА Н.К.
Иконникова Н.К. кандидат социологических наук, доцент кафедры общей социологии ГУ-ВШЭ

Поиск

За окном

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Приветствую Вас, Гость · RSS 29.05.2017, 06:44

Главная » Статьи » ИЗБРАННЫЕ ПУБЛИКАЦИИ » НИКОЛАЕВ В.Г.

СИМВОЛИЧЕСКИЙ ИНТЕРАКЦИОНИЗМ ГЕРБЕРТА БЛУМЕРА (II): ТЕОРЕТИЧЕСКАЯ ПЕРСПЕКТИВА

Социальные и гуманитарные науки. Сер. 11. Социология. М.: ИНИОН РАН. 2008. № 3. С. 129-150.

 

НИКОЛАЕВ В.Г.
 СИМВОЛИЧЕСКИЙ ИНТЕРАКЦИОНИЗМ ГЕРБЕРТА БЛУМЕРА (II): ТЕОРЕТИЧЕСКАЯ ПЕРСПЕКТИВА*

 

Герберт Блумер – один из наиболее оригинальных теоретиков в социологии ХХ в. и, как отмечается некоторыми благосклонными к нему комментаторами, возможно, один из самых недооцененных. Кто-то даже называет его «единственным социологом середины века, который мог бы соперничать с Толкоттом Парсонсом по значимости для развития социальной теории»[1]. Если не брать ранние его работы, посвященные влиянию кино на поведение, и, с серьезными оговорками, посмертно изданную книгу «Индустриализация как агент социального изменения», Блумер не занимался эмпирическими исследованиями; кроме того, он практически не руководил эмпирическими исследованиями студентов. Его наследие значимо сегодня как теоретическое и воспринимается в качестве такового[2].

При ближайшем знакомстве с его работами, однако, складывается парадоксальное впечатление, что основным мотивом блумеровского теоретизирования является едва ли не воинствующая антитеоретичность. На страницах своих работ, считаемых теоретическими, Блумер последовательно и даже как будто безжалостно расправляется со всем тем, что мы обычно подразумеваем под «теорией». Он неустанно подчеркивает: «Что нам нужно, так это возвращение к социальному миру»[3]. Основная интенция его работ – реалистическая. Социологию он понимает как «натуралистическую», т.е. эмпирическую науку. Основное требование, которое он ей адресует, гласит: «Уважайте эмпирический мир и организуйте методологическую позицию так, чтобы отразить это уважение. Именно это стремится делать символический интеракционизм»[4]. Усилия Блумера подчеркнуто направлены на вытеснение из социологии всего того, что не согласуется с этим требованием. «Верность эмпирическому миру» задается социологии как своего рода категорический императив.

Этот кажущийся парадокс требует прояснения того, что именно в работах Блумера является «теорией» и как она соотносится с социологией как эмпирической дисциплиной. Прежде всего, требуя от социологии «уважения к эмпирической реальности», он вовсе не имел в виду, что социологическая теория должна выстраиваться всецело и исключительно на базе эмпирических данных[5]. Сами эти данные зависимы от теории, а именно от той ее части, которая может быть определена как особый угол зрения, «схема соотнесения», или, как предпочитал говорить Блумер, «перспектива»[6]. Он писал по этому поводу: «Теории, похоже, упорядочивают данные»[7]. В том, что в работах Блумера можно квалифицировать как «теорию», необходимо разграничить то, что сам он называл «перспективой», и корпус эмпирически обоснованных содержательных общих утверждений о социальной жизни в разных ее аспектах и проявлениях. «Перспективой», конститутивной для блумеровской социологии, является точка зрения, называемая «символическим интеракционизмом». Эта «перспектива», метатеоретическая по характеру, укоренена в прагматистской философии Дж. Г. Мида. Рассмотрим коротко характер этой укорененности.

Блумер и Мид. Блумер соотносил собственную социологическую «перспективу» с философией Мида таким образом: «Символическо-интеракционистская позиция, которую я представляю, – это позиция Джорджа Герберта Мида с добавлениями и проработками, которые мне приходилось делать на протяжении многих лет»[8]. Отрицая полное тождество своей теоретической схемы с концепцией Мида, Блумер особенно подчеркивал, что идеи Мида, на которые он опирался, не составляли готовой и систематичной теории, пригодной для социологических целей: «Ни в своих работах, ни в своих лекциях Мид не занимался методологическими проблемами, сопряженными с применением его схемы к изучению человеческого поведения и человеческой групповой жизни. Он ужасно мало говорит нам о том, как надо изучать социальный или совместный акт, который он устанавливает в качестве основополагающей единицы человеческой групповой жизни. Он не сказал нам, как подходить к изучению “генерализованного другого”, функционирующего в случае данных индивидов или групп в данных ситуациях. Он не сказал нам, как изучать самовзаимодействие, которое, скажем, осуществляет с самим собой будущий банковский растратчик перед тем, как совершить растрату. Он не сказал нам, как мы, социальные ученые, должны принимать роли тех, кого мы изучаем, и что нужно делать, чтобы быть уверенными, что мы принимаем их роли. Он не сказал, как изучать способы, которыми человеческий актор конструирует свой акт. Обладая необыкновенной проницательностью, Мид идентифицировал базовый характер человеческого социального взаимодействия, самовзаимодействия, совместной, или разделяемой, конституции человеческой групповой жизни и эмерджентной природы индивидуальных и социальных актов. Но он не сообщил нам, как именно следует изучать эти основополагающие вещи»[9]. В этой характеристике Блумер определяет, через контраст, собственный оригинальный вклад. Это его притязание подтверждается сравнением его текстов с текстами Мида: в плане тематики, обсуждаемых проблем, акцентировок интереса, лексики их дискурсы определенно не тождественны. В этой связи примечательно, что К. Макфейл и С. Рексроут, ярые критики Блумера, вообще выступили с тезисом, что между концепциями Блумера и Мида существуют серьезные онтологические и методологические различия[10]. Заслуживает внимания отсутствие цитат из работ Мида в блумеровских текстах: «…интересно, что Блумер никогда не цитирует Мида в своих работах. Он обсуждает Мида, отсылает к нему, но не дает ни одной ссылки, с помощью которой его слова можно было бы проверить»[11]. Даже на фоне своеобразной манеры Блумера никого не цитировать[12]это озадачивает. Добросовестные Макфейл и Рексроут подсчитали, что он «не менее 28 раз приписывает Миду позиции, мнения или “мысли”, но документирует ссылками менее трети этих атрибуций», и сделали вывод: «Он просто утверждает, что его интерпретация Мида и есть правильная!»[13]Итак, Блумер разрабатывал идеи Мида, исходя из того, что его понимание их – определенно верное.
 
 


* Первую статью, сопровождающую публикуемую подборку работ Блумера, см. в № 1 за этот год.

[1]Fine G.A. Editor’s introduction // Symbolic interaction. – Berkeley, 1988. – Vol. 11, N 1. – P. I-II. Цит. по: Keen M.F. Stalking the sociological imagination: J. Edgar Hoover’s FBI surveillance of American sociology. – Westport, Conn.; L.: Greenwood Press, 1999. – P. 143.

[2]Так, Дж. Бест отмечает, что Блумер «известен больше всего своей теоретической работой», «хотя он продолжал писать пятьдесят с лишним лет, немногие из его… работ можно назвать вносящими значительный содержательный вклад, в отличие от теоретического или методологического» (Best J. Blumers dilemma: The critic as a tragic figure // The American sociologist. – N.Y., 2006. – Vol. 37, N 3. – P. 5).

[3] Blumer H. Symbolic interactionism: Perspective and method. – Englewood Cliffs: Prentice-Hall, 1969. – P. 34.

[4]Ibid. – P. 60.

[5]«Внятная социальная теория, утверждал Блумер, не может быть помыслена просто как результат индукции из наличных материалов» (VanAntwerpen J.D. Empiricism, interactionism, and public sociology: Re-examining Blumers early sociological practice. – Berkeley: Department of sociology, University of California, 2003. – P. 9).

[6] Представления Блумера о связи между разными компонентами социологического познания сами по себе весьма сложны; предполагается осветить их в дальнейших публикациях в нашем журнале.

[7] Blumer H. Critiques of research in the social sciences: An appraisal of Thomas and Znaniecki’s The Polish peasant in Europe and America. – N.Y.: Social Science Research Council, 1939. – P. 77.

[8] Blumer H. Exchange on Turner, “Parsons as a symbolic interactionist”: Comments by Herbert Blumer // Sociological inquiry. – Greensboro, 1975. – Vol. 45, N 1. – P. 59.

[9] Blumer H. Mead and Blumer: The convergent methodological perspectives of social behaviorism and symbolic interactionism // American sociological review. – N.Y., 1980. – Vol. 45, N 3. – P. 411.

[10] McPhail C., Rexroat C. Mead vs. Blumer: The divergent methodological perspectives of social behaviorism and symbolic interactionism // American sociological review. – N.Y., 1979. – Vol. 44, N 3. – P. 449-467.

[11] LoConto D.G., Jones-Pruett D.L. The influence of Charles A. Ellwood on Herbert Blumer and symbolic interactionism // Journal of classical sociology. – L., 2006. – Vol. 6, N 1. – P. 80.

[12]На это не раз обращалось внимание. См., например: Best J. Op. cit. – P. 10.

[13]McPhail C., Rexroat C. Ex cathedra Blumer or ex libris Mead? // American sociological review. – N.Y., 1980. – Vol. 45, N 3. – P. 420-430.
 
 
 
Категория: НИКОЛАЕВ В.Г. | Добавил: Door (08.05.2009)
Просмотров: 3677 | Теги: блумер, символический интеракционизм, николаев в.г. | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Copyright Сообщество профессиональных социологов (СоПСо) © 2017